Свод петровских памятников России и Европы

Церковь Апостола Петра и мемориал Петра Великого

Местоположение: Санкт-Петербург, Лахтинский пр., 94 Лахтинский пр., 104

Тип памятника: Историческое захоронение

Храм-памятник ап. Петра и мемориал Петра Великого в память спасения утопавших в ноябре 1724 года находятся в Лахте (финн. lahti – залив) – историческом районе Санкт-Петербурга, расположенном вдоль берега Финского залива. Первое поселение здесь возникло свыше трёх тысяч лет назад. В Переписной окладной книге Водской пятины 1500 года в Спасском Городенском погосте Ореховского уезда упоминается село Лахта с десятью дворами. В 1617 году Лахта, как и вся Ижорская земля, по Столбовскому мирному договору вошла в состав Швеции и была возвращена России в начале XVIII века в результате побед в Северной войне. В 1724 году Лахта была приписана к Дубковскому дворцу Петра I и Сестрорецкому оружейному заводу, а с 1766 по 1917 год входила в состав Лахтинского частновладельческого имения, среди хозяев которого светлейший князь Г. Г. Орлов, граф Я. А.  Брюс, графы Стенбок-Ферморы. С середины XIX века Лахта – популярное дачное место; в 1963 году включена в черту города.

Пётр I часто, особенно в последние годы жизни, в связи со строительством Сестрорецкого оружейного завода, проезжал через Лахту – и посуху, и морем. На побережье между Лахтой и посёлком Лисий Нос находились петровские усадьбы Ближние и Средние Дубки.

1 или 2 ноября 1724 года Пётр I, возвращавшийся на яхте из Дубков в Санкт-Петербург, напротив Лахты, возможно, был застигнут бурей. Камер-юнкер герцога Карла-Фридриха Гольштейн-Готторпского Ф. В. Берхгольц, долгое время живший в России в своем дневнике записал: «2-го после обеда император благополучно возвратился в С.-Петербург, но накануне, на обратном пути из Дубков, он подвергался на воде большой опасности во время свирепствовавшей сильной бури, и одно из его судов погибло, так что с него только два человека успели спастись вплавь. Его величество принужден был держаться с своей яхтой на двух якорях, и всем находившимся в ней приходилось жутко».

Это событие не отразил ни «Походный журнал» императора, ни другие исторические источники. Однако косвенным свидетельством события является указ Петра, «сказанный» им 8 ноября 1724 года в Троицкой церкви, согласно которому населению и администрации побережья – от шведской границы у Выборга на севере до Риги на юге – предписывалось «смотреть, ежели идущим судам, как российским, так и иностранным, случится какое несчастие или от шторма разобьет и о том возможно учинить будет помощь, то чинить как возможно со всяким радением <…>». А в случае невозможности оказания помощи «немедленно присылать ведомости в Адмиралтейскую коллегию или в Кронштадт к командующему флагману, кому куда способнее будет…». Таким образом в России фактически создавалась береговая спасательная служба.

Впоследствии происшествие возле Лахты обросло вымышленными деталями. Одну из версий, изложенную придворным лекарем императора К. Паульсеном, спустя полвека после события записал Якоб Штелин. Происшествие отнесено Штелиным к 5 ноября 1724 года. Согласно его версии, по пути из Санкт-Петербурга в Сестрорецк император спас следовавший из Кронштадта бот с солдатами и матросами, севший на мель против Лахты. Император якобы сильно простудился, что и ускорило его кончину, последовавшую 28 января 1725 года.

Версия о резком обострении хронической болезни императора в начале ноября 1724 года не находит документального подтверждения. Пётр оставался деятельным вплоть до 17 января 1725 года, когда, согласно «Походному журналу», государь «заболел и никуды ездить не изволил».

Рассказ Штелина, исказивший и приукрасивший реальное историческое событие, стал широко известен благодаря историку С. М. Соловьеву. Его сюжет лёг в основу ряда живописных произведений, лубочных картинок и даже памятника работы скульптора Л. А. Бернштама и архитектора А. И. фон Гогена, открытого в 1909 году в Санкт-Петербурге на Адмиралтейской набережной (демонтирован в 1919 году).

О «лахтинском подвиге» императора вновь вспомнили, когда на берегу Финского залива, у деревни Конная Лахта был обнаружен гигантский гранитный валун – «Гром-камень», доставленный в сентябре 1770 года в Санкт-Петербург и ставший основанием для «Медного всадника». Котлован, из которого извлекли камень, заполнила вода, и его стали называть «Петровский пруд». 11 февраля 2011 года Петровский пруд получил статус особо охраняемой природной территории.

На берегу Финского залива, в том месте, где происходила погрузка камня на понтон, сохранились руины пристани. Рядом возвышается группа внушительного размера камней, отколотых от «Гром-камня» перед погрузкой и прозванная местными жителями «Большим камнем». Так на ранее пустынном лахтинском побережье появилось достопримечательное место, которое народная молва связала с событием 1724 года. Стоявшую неподалёку старую сосну, посаженную, согласно преданию, самим государем, стали называть Петровской. В начале 1890-х годов она представляла собой засохшее мёртвое дерево, украшенное киотом с иконами и лампадой, огороженное невысоким деревянным палисадником.

В конце XIX века инициатива лахтинских дачников увековечить подвиг Петра I православным храмом и часовней получила поддержку местных жителей и ряда влиятельных петербуржцев. Землю под постройку пожертвовал граф В. А. Стенбок-Фермор. Строительство осуществлялось по проекту и под руководством лахтинского дачника академика архитектуры В. И. Шауба при участии его сына также академика архитектуры В. В. Шауба. В оформлении принимал участие академик живописи А. И. Шарлемань, также лахтинский дачник.

Петровская часовня была заложена в 1892 году, её освящение состоялось 29 июня 1893 года, в Петров день, в присутствии основателя и первого руководителя Императорского российского общества спасания на водах генерал-адъютанта К. Н. Посьета. В тот же день состоялась закладка церкви ап. Петра. 31 июля 1894 года чин освящения храма совершили митрополит Палладий и о. Иоанн Кронштадтский. На богослужении присутствовали высокопоставленные гости, придавшие торжеству значение общероссийского события.

Лахтинский мемориал представлял собой два отстоящих на значительном расстоянии друг от друга архитектурных объекта: церковь ап. Петра (сохранилась с утратами) и мемориальную чугунную часовню на берегу Финского залива (утрачена), выполненных в «русском стиле». В Петров день жители Лахты крестным ходом шли от церкви к часовне, чтобы почтить память Петра I. Береговой комплекс включал и Петровскую сосну (не сохранилась), «Большой камень» и руины пристани.

В 1896 году на взморье при въезде в Лахту со стороны Санкт-Петербурга была построена Спасательная станция Петровского отдела Общества спасания на водах (не сохранилась). 1 сентября 1896 года на станции освятили деревянную часовню иконы «Божией Матери утешительницы всех страждущих и горем опечаленных», дававшую последний приют утонувшим, тела которых прибивало к лахтинскому берегу.

Петровский мемориал в Лахте в советское время был предан забвению. Часовню разобрали не позднее 1932 года. В декабре 1937 года закрыли церковь, в 1939 году её приспособили под кинотеатр, при этом разобрали главку и колокольню. С запада к деревянному зданию пристроили каменное помещение кинопроекционной, снаружи обшитое деревянной вагонкой. Внутреннее убранство храма было почти полностью утрачено. В конце 1980-х годов кинотеатр закрыли, здание передали кооперативу по ремонту катеров.

Церковь ап. Петра была возвращена Петербургской епархии в 1991 году, в 1994 году состоялось её освящение. Воссоздана главка с крестом над главным шатром, открыты и отреставрированы росписи, сохранившиеся в подкупольном пространстве. Церковь имеет статус памятника истории и архитектуры федерального значения.

В 1999 году Петербургской археологической экспедицией, производившей обследование берегового комплекса мемориала, установлено место, где стояла разрушенная Петровская часовня. 15 июля 2000 года, во время празднования 500-летия Лахты, на месте часовни установлен временный памятный знак, созданный местными жителями по проекту архитектора З. Рафаэляна, представляющий собой два массивных деревянных планшета, покрытых полуциркульным металлическим козырьком, соединённых таким образом, чтобы на просвет читался крест. На лицевой стороне слева – изображение часовни, справа – надпись: «На этом месте стояла часовня в память христианского подвига Петра Великого». На оборотной стороне слева – текст: «1 ноября 1724 г., утром, Пётр Великий морем отправился из Дубков в Санкт-Петербург. Напротив Лахты яхта императора и сопровождавшее его судно были застигнуты наводнением и страшной бурей. Судно сопровождения затонуло, команда погибла, и только двух человек удалось спасти. “Его величество принужден был держаться с своей яхтой на двух якорях, и всем находившимся на ней приходилось жутко...”. В критическую минуту мужество не покинуло царственного шкипера, он спас своё судно от верной гибели и 2 ноября, к вечеру, благополучно привёл его в Санкт-Петербург». Справа – план «Историко-мемориальный комплекс Петра Великого на Лахте». В 2009 году знак обшили металлическими листами с изображениями и надписями на просвет.

Одновременно с открытием памятного знака рядом в 2000 году на месте утраченной мемориальной Петровской сосны была высажена молоденькая сосенка. В 2002 году аллее, ведущей к берегу залива, присвоено наименование Петровской. Петров день вновь стал главным поселковым праздником.

Литература

Материалы для истории русского флота [в 17 ч.]. Ч. IV. СПб., 1867. С. 687.

Дневник камер-юнкера Ф. В. Берхгольца, веденный им в России в царствование Петра Великого с 1721-го по 1725-й год. Ч. IV: 1724-й и 1725-й годы. М., 1903.

Штелин Я. Я. Подлинные анекдоты о Петре Великом. Ч. 1-2. СПб., 1830.

Лелина Е. И. Лахтинский подвиг Петра: Легенда и действительность (Православный комплекс Лахты в системе формирования символического мемориального поля Санкт-Петербурга) // Петербургские чтения–98–99: Материалы Энциклопедической библиотеки «Санкт-Петербург–2003». СПб., 1999. С. 620–624.

Михайлов Н. В. Лахта: Пять веков истории. 1500-2000: Исторический очерк, документы, воспоминания, каталог открыток. Изд. 2-е, испр. и доп. СПб., 2013.