Свод петровских памятников России и Европы

Палаты А. Ф. Лопухина – Тамесов, загородные (Москва)

Шефский дом – Тамесов дом

Местоположение: Москва, Комсомольский пр., 13 (м. «Парк культуры», «Фрунзенская»)

Тип памятника: Памятник гражданской архитектуры

Статус: Памятник федерального значения

Дом находится в историческом районе Хамовники. Стоит на сводчатых, кирпичных с белокаменными частями подвалах конца XVII - начала XVIII веков, оставшихся от загородных палат Авраама Фёдоровича Лопухина.

Брат первой жены Петра I царицы Евдокии Фёдоровны, А. Ф. Лопухин приходился дядей царевичу Алексею Петровичу. В 1676-1686 годах А. Ф. Лопухин служил стольником царицы Натальи Кирилловны, с 1692 года - стольником Петра I. В 1697 году был послан за границу для обучения корабельному делу. По возвращении установил тесные взаимоотношения с опальной царицей Евдокией Фёдоровной, своей сестрой, и царевичем Алексеем Петровичем. В 1718 году был арестован за сокрытие места пребывания царевича, под пыткой признался, что желал Петру I смерти, и в том же году 8 декабря казнён. Впоследствии захоронен в усыпальнице Лопухиных Спасо-Андроникова монастыря. После опалы и казни его загородная усадьба, как и городская, были конфискованы.

В том же 1718 году Пётр I передал обе усадьбы обрусевшему англичанину (по другим данным, голландцу) Ивану Павловичу Тамесу (Tames), одновременно сделав его совладельцем Хамовнической полотняной мануфактуры, располагавшейся по соседству. Создание Петром I военного флота вызвало большую потребность в парусном полотне. В 1706 году вышел указ о заведении полотняного завода «для делания голландских полотен и скатертей и салфеток». В Амстердаме были наняты мастера, которые приехали в конце года, привезя с собой два полотняных и один «салфеточный» стан «со всякою потребою». Казённая полотняная мануфактура в Москве начала работать в 1707 году. Её производства были размещены в разных частях города. Прядильное отделение устроено близ Хамовной слободы, в современном владении № 16-24 по Комсомольскому проспекту, напротив загородной усадьбы Лопухиных. Однако качество полотна оставалось плохим, к тому же в России вырабатывали только узкие полотна. К 1718 году предприятие стало убыточным и было передано в частные руки.

В указе Петра I о передаче мануфактуры говорилось: «Производить в Москве полотняную мануфактуру компанейским коштом». В эту «компанию» вошли, кроме Тамеса, ярославский купец Максим Семёнович Затрапезнов с сыновьями Иваном и Дмитрием и Иван Афанасьевич Михляев. В 1722 году Тамес и Затрапезнов создали мануфактуру в Ярославле.

Тамес получил для своих фабрик также шуйское село Кохму с деревнями, всего 641 крестьянский двор. Крестьяне были обязаны доставлять на мануфактуру льняную пряжу, что дало толчок к большему распространению полотняного производства в окрестностях города Шуи и села Иванова.

Согласно воспоминаниям географа и краеведа Петра Ивановича Рычкова (1712-1777), «господин Тамес был муж великого сведения не только в коммерции, но и в других делах, и за его разум и многие полезные проекты к заведению и распространению в России разных мануфактур находился в особливой милости у государя императора Петра Великого».

С 1725 году Тамес стал единоличным владельцем значительно выросшей московской полотняной фабрики. Она тогда считалась самой крупной в Москве. В 1720 году на ней числился 841 рабочий и имелось 443 стана, располагавшихся в разных местах города. Так, ткацкое её отделение, контора и склад помещались в бывшей городской усадьбе Лопухиных, а прядильное отделение находилось в Хамовниках. После смерти Тамеса в 1729 году фабрикой стал управлять его сын Иван.

В то время усадьба И. П. Тамеса по указу императора Петра II должна была вернуться к наследникам А. Ф. Лопухина. Сохранилась написанная по этому поводу челобитная вдовы Тамес с описанием дома. Он представлял собой одноэтажные деревянные хоромы на каменных погребах, с залом в верхнем, мезонинном этаже. Палаты стояли в глубине двора (современная линия улицы сложилась позднее). Часть комнат была отделана шпалерами и золочёной резьбой, в окнах было «стекло французское». За домом простирался сад с двумя прудами, в саду, кроме яблонь, росли «заморские» деревья, цветы и стояли «фигуры». На территории усадьбы располагались и некоторые фабричные строения.

Сохранившийся подвальный этаж отвечает одному из «петровских» типов жилого дома – симметричного, с большими поперечными сенями и продольными коридорами. Этому типу принадлежат, например, палаты стольника Дмитрия Петровича Протасьева и несохранившийся Головинский дворец Петра.

В отличие от городской усадьбы Лопухиных, загородная была все же оставлена Тамесам. В 1770-е годы, при Иване Ивановиче Тамесе, на старинных подвалах выстроен дом в стиле раннего классицизма. На его главном фасаде выделяется монументальный, далеко вынесенный колонный ионический портик с пандусами подъезда.

Фабрика работала до 1770-х годов, после чего наследники продали её. В 1802 году усадьба Тамесов и разорившаяся фабрика были приобретены казной для размещения казарм. В 1807-1809 годах на месте фабричных зданий был выстроен новый комплекс казарм, получивших название Хамовнических (проект Л. Руска, строительство вёл сын М.Ф. Казакова М.М. Казаков).

Дом Тамесов был приспособлен под квартиры высших офицеров и шефа Перновского гренадерского полка, размещённого в Хамовнических казармах. Отсюда устойчивое именование дома – «Шефский». Территория переднего двора усадьбы отошла под плац.

В 1817 году, во время пребывания в Москве Двора и гвардии, здесь на квартире А. Н. Муравьева обсуждалось предложение И. Д. Якушкина о цареубийстве («Московский заговор»), вызвавшее кризис «Союза спасения». Здесь же сформировалось «Военное общество» декабристов, переходное к «Союзу благоденствия».

Здание – памятник федерального значения – находится в собственности России в лице федерального Агентства по управлению и использованию памятников (АУИПИК) В наземной части долгое время располагался Союз писателей России. В 2014 году Министерство культуры анонсировало создание здесь «Дома российской литературы». В том же году начались и в 2018 году завершились реставрационные работы. Палаты подвального этажа были переданы в пользование «Организации содействия развитию искусства и культуры общественного питания» и приспособлены для ресторана.

Литература

Лаппо-Данилевский А. С. Русские торгово-промышленные компании в первой половине XVIII в.: Исторический очерк. СПб., 1899.

Власов И. И. Полотняной фабрики директор Иван Тамес: историко-бытовой очерк. Иваново-Вознесенск, 1928.

Романюк С. К. По землям московских сёл и слобод. М., 1998. С. 9-11.

Памятники архитектуры Москвы: Окрестности старой Москвы (Юго-восточная и южная части территории от Камер-Коллежского вала до нынешней границы города). М., 2007. С. 38-39.